Переплыть Горе-Море. Итоги выезда на природу.

Сегодня публикую письмо моего хорошего знакомого Сергея Козлова (с его разрешения) о необычном поступке. Бывает, чтобы узнать себя, нужно совершить что-то невероятное. Здесь как раз об этом. Далее — от первого лица.

Рассказ не вымышленный, всё соответствует действительности.

Приехали компанией в составе трех семей с детьми отдыхать на Горе-Море. Так в простонародье называют любимое место летнего отдыха Нижегородцев — Горьковское Водохранилище. К точке ежегодного расположения добрались к восьми вечера, все забито, долго искали новое место с хорошим выходом к морю, определились и решили совместно, что остаёмся. Лагерь разбили в районе десяти вечера. Костёр, палатка, пиво, шашлыки, естественно купаться, всё по программе. Вода класс, ещё не цветёт и без запаха. В четыре утра все разошлись на сон, кто в палатку, кто в машину.

Остался один. Никогда не любил спать на природе. Считаю это бестолковым провождением времени. Спать надо дома в кровати, а на природе надо отдыхать. В районе четырёх пятнадцати в голову пришла мысль: «А не махнуть мне на тот берег?».

изображение из открытых источников
изображение из открытых источников
изображение из открытых источников

Прикинул, погода хорошая, ветер слабый, уже светло, если сразу плыть, не мешкая, как раз приплыву на ту сторону, когда в нашем лагере начнут просыпаться. На глаз замерил расстояние, в уме разработал тактику заплыва. Решил идти от буя к бую, на тот случай если устану — будет возможность отдохнуть. В воду зашёл и поехали. Шёл ровно, знал, что плыть около двадцати километров, плюс-минус пятёрка. Утренний туман мешал точно сориентироваться.

Первая цель была — красный буй, но в процессе заплыва буй постоянно почему-то перемещался. Я к нему, он от меня; я к нему, он от меня. Короче, когда до него оставалось расстояние, на котором я смог определить объект, понял, что судьба сыграла, со мной злую шутку. Буем оказался лодочник в красной безрукавке со светоотражающими полосками. Наступило время принимать решение, что делать дальше.

изображение автора канала
изображение автора канала
изображение автора канала

Следующей целью должен был стать белый буй, но в таком случае мне пришлось бы делать крюк и серьёзный крюк. На это я не рассчитывал. Решил плыть на белое пятно на берегу. Почему-то я подумал, что это храм. Так в дальнейшем это и оказалось. Солнце быстро поднималось. На водохранилище началось движение. Теперь возникла новая проблема: это не попасть под плав. средства, точнее сказать — под суда. Пришлось рассчитывать: с какой амплитудой двигаться и где тормозить. Когда прошёл судовой фарватер, решил что самое тяжёлое позади, так как 2/3 пути были уже за спиной. Но это была очередная моя ошибка, после ошибки с «красным буем» (лодочником).

Теперь возникла новая проблема — усталость. Потратив много энергии на проплыв акватории судоходного фарватера, я заметно поизмотался. Остановиться, как я планировал, на буях не получилось. Пробовал отлежаться на спине. Это оказалось не удачной идеей. Первое, что заметил: сразу перестал чувствовать тело и ноги, наступила потеря реальности. Причём я не понимал: я тону или нахожусь на поверхности воды. Пришлось искать новое решение проблемы. К тому же солнце стало печь серьёзно.

Немного отступлю от повествования, так как забыл описать свою подготовку к заплыву. Первое, что пришло мне на ум: это что с собой взять? Из вещей я определённо оставил плавки, очки, так как у меня минус (и серьёзный минус), и кепку, так как нужен был головной убор и желательно светлого цвета. Была ещё одна проблемы — это связь. Тут я подошёл к вопросу новаторски. Записал номер телефона товарища по лагерю Виталика на клочке бумаги, обмотал его целлофаном на три слоя, предварительно запаяв каждый слой зажигалкой.

Продолжу свой рассказ. Солнце стало припекать не на шутку. Намочил кепи и в путь дальше. С каждым взмахом рук, понимаю, что силы меня покидают. И в голову пришла мысль о смене стилей плавания. Меняя стиль плавания, я буду давать отдыхать другим группам мышц. Так и сделал. В процессе дальнейшего заплыва, думал, как замерить скорость и определить время. В общем надо было чем-то себя занять. Скорость замерял на счёт, по проплывающим мимо предметам, с солнцем оказалось совсем просто. За один-два километра до берега почувствовал жуткую усталость.

изображение из открытых источников
изображение из открытых источников
изображение из открытых источников

Причём усталость в теле и усталость психологическую. На ум пришло, что не сплю уже больше суток. Отгоняя жалостливые мысли, настроился на цель на берегу, которая все больше обретала очертания Храма Господня. Не буду описывать, как мне дались последние метры. Я мечтал выйти на берег и просто упасть на песке. Уже отчётливо различал людей на берегу и моторки, снующие вдоль береговой зоны. Короче, вот он — берег. Первый мой уверенный шаг был не по песку, а по острым камням. Тело не слушалось совершенно. Ноги бежали, подламываясь в коленях, туловище откидывалось назад. В общем, происходило, что-то неописуемое. Минут тридцать я приходил в себя, сидя на колесе, которое вросло в берег.

Забыл описать ещё одну проблему, возникшую в процессе заплыва — это жжение под мышками. Эта проблема дала о себе знать, когда тело стало сохнуть. Прибытие к запланированному месту так же пришлось немного скорректировать. Храм стоял на высокой горе, а дома по соседству — ближе к пологой береговой линии. В общем, вышел я к домам. Как оказалась — это была турбаза. Поднявшись к первому домику, встретил в нем трёх молодых людей. Первыми моими вопросами были:

— Сколько времени?

— Нож, чтобы распечатать шпаргалку с номером;

— Контрольный звонок товарищу.

Эмоциональный шок, приводящий в оцепенение парней, я не буду описывать. Молодые отдыхающие на турбазе, как оказались, были Москвичами. Дальше всё было без приключений, можно сказать почти без приключений. Была распакована записка с телефоном, что удивительно полностью сухая, сделан контрольный звонок Виталику. Когда молодые люди с ним разговаривали, на другой стороне провода прозвучало: «О***ь…».

Ребята предложили мне воды, так как сушняк был полный. Забыл описать, что сухость во рту преследовала меня всю дорогу. Спасался тем, что споласкивал горло водой, но не пил, и потом сплёвывал.

изображение из открытых источников
изображение из открытых источников
изображение из открытых источников

Подытожив свой рассказ, могу сказать следующее:

Мне в сентябре исполнится 53 года, бронхиальная астма, травма грудных позвонков, четыре грыжи в поясничном отделе. Короче куча болячек, но я не об этом. Жена утром сказала: «А что назад слабо было?!». Думаю, есть над чем работать.

Всем удачки, без паники мужики. Мы можем всё, не за деньги, не за славу, а просто так. Как мне позже позвонил из Лондона товарищ и сказал. Поэтому они нас и не понимают, поэтому им нас и не победить. Потому что мы — русские мужики, потому что мы можем всё. Просто так, просто для забавы. Ведь была же на Руси русская забава — удаль и самое главное — смекалка.

P.S: Жду отзывы. За жизнь накопилось много интересных историй. Писатель я, конечно, никакой, но если будет интересно, готов поделиться. Всё, что описываю чистая, правда ни одной буквы или слова вымысла.

Н. Новгород 28.06.2021 г.

Козлов Сергей.

Оцените
Источник