Рассказ. Записки непривитого. Глава 7. 30 июня

Начало рассказа (ссылка).

Прошлая глава (ссылка).

Сегодня прямая линия с Президентом. Очень ждал этого дня. Из-за вакцинации могу остаться без работы. Не хотелось бы сидеть на шее у жены. Если просто заболею — больничный оплатят, работа-то у меня полностью официальная. Хоть и зарплата маленькая. У жены зарплата побольше, но «серая». В случае её болезни будет, конечно, тяжко. Именно это сказала тёща, когда уговаривала мою Марину сделать укол. Жёнушка тогда повелась на уговор и прошла вакцинацию. А я не хочу. Вернее, не хотел. Сейчас я уже не знаю чего хочу. Чтобы все от меня отстали, наверное. И работу бы сменить. Тогда и в институт поступать не придется. Опять рост заболеваемости, непонятно где, как и когда будут вступительные экзамены. И вообще будет ли потом учеба. Но с этой работы я бы на сессии уходил свободно. А вот на другой работе могут ещё и не отпустить. В общем, кругом одни проблемы. Устал от них.

«И я в свое время говорил, как вы помните, что я не поддерживаю обязательную вакцинацию, и продолжаю придерживаться этой же точки зрения» — услышал я от Президента. Отлично, значит, не уволят. Это радует. Дальше слушать не стал, работы много.

изображение из открытых источников
изображение из открытых источников
изображение из открытых источников

Через час пришел приказ из центрального офиса о том, что всем вакцинировавшимся, компания оплатит дополнительный выходной или просто даст премию, если отдыхать в твои планы не входит. Кстати, вчера весь день Павел Иванович пролежал с температурой дома. «Прям слился с матрацем», — как он сам выразился. Сил на что-либо не было. Температура 37.6, суставы ломит и спать очень хочется. Мы его прикрыли от начальства, он просто отоспался один день и вышел на работу. Сегодня, как огурчик. Не зелёный и без пупырчиков. Просто крепкий. Как с грядки.

К маме что-ли съездить? У неё возле пятиэтажки свой огород. Там тоже огурчики есть. Свежие. С грядки. Что-то меня не в те мысли потянуло. А к маме точно надо наведаться.

***

Вечером вышли с Мариной прогулять. Коту моя жена тоже приглянулась и он всё норовил забраться к ней на колени, когда она сидела в кухне с чаем и книжкой. Бедняжка всё чаще уходила в спальню, а ещё намывала квартиру от кошачьей шерсти. Сегодня кот чего-то наелся и наблевал в коридоре. Марина отмывала всё это с доместосом. Теперь у неё были красные глаза и чесался нос. Я не мог пройти мимо её проблемы и предложил прогуляться, пока всё выветрится.

На улице тепло и ещё светло. Много молодых мамочек гуляют с детишками. Отцов практически нет. Все на заработках что-ли?! Хотя квартиры здесь не дешёвые. Реально надо много пахать, чтобы тут жить.

Марина попросила, чтобы я сходил за бутылкой воды, а сама присела на лавочке возле детской площадки. Я ушел совсем ненадолго. Когда вернулся, она уже разговаривала с молоденькой женщиной, которая катала туда-сюда коляску с люлькой.

— Всё хорошо? — спросил я, подходя к Марине.

— Да, Ванечка, — ответила она, — вот познакомься: это Катя. Мы тут разговорились, пока ты ходил за водой.

— Привет, Катя, — я дружелюбно улыбнулся.

— Рада познакомиться, — Катя придирчиво осмотрела меня с ног до головы, — было приятно пообщаться. Если что — звони!

Это она уже сказала Марине, разворачивая детскую коляску.

— Спасибо, до встречи! — моя жена помахала ей на прощанье.

— Кто она? — без особого интереса уточнил я, не чувствуя подвоха.

— Катя в полиции работает психологом. Увидела мои красные глаза и подошла спросить всё ли хорошо. Как приятно, что в этом мире не всем пофиг на красные слезящиеся глаза одиноко сидящей девушки….

— То есть, она думала, что с тобой что-то случилось? Из-за меня?! — дошло до меня наконец.

— Наверное. Говорит, что с домашним насилием сталкивается очень часто. Если вовремя протянуть руку помощи, можно спасти не одну жизнь.

— Это она — молодец! Я бы, наверное, даже внимания не обратил…

— Поэтому так много женщин живут без помощи и сострадания. Думают, что так живут все. Хорошо, что у нас по-другому. Я вот вижу, что ты обо мне заботишься. И это очень приятно. Но, если когда-нибудь ты поднимешь на меня руку! Сколько бы детей у нас не было, я уйду вместе с ними! И никогда тебя не прощу!

— Марин, что ты такое говоришь! Ты же знаешь, что я никогда так не сделаю! Бить женщин — это самое плохое, что может сделать мужчина. Я бы сам себя перестал уважать за это.

изображение из открытых источников
изображение из открытых источников
изображение из открытых источников

Я сел на скамейку рядом с женой и обнял её. Дурацкая идея с квартирой с животными. Как я мог так промахнуться?! Наверное, в тот момент я думал только о том, чтобы показать тёще кто в доме мужик. А получается, что — так себе мужик …

Продолжение можно прочитать с 06.07.21 по ссылке ( здесь ).

Если Вам понравилось продолжение рассказа, прошу поставить палец вверх в поддержку автора. Тема щекотливая, поэтому прошу быть вежливыми. Некорректные комментарии будут удалены из обсуждения. Буду рада видеть Вас в числе моих подписчиков

Оцените
Источник